Каталог [показать]

Лещ на 23 февраля

Как встречают мужской праздник настоящие рыбаки? Конечно, на рыбал­ке! У нас спор был не о том, как встречать наш праздник, а где. Информа­ция с подмосковных водоемов не радовала: душить мелкую густеру в такой день не хотелось, а шансы на леща или щуку были невелики. Решили: празд­новать – так по-взрослому! И рванули за лещом на Селигер. Пятьсот верст для заядлых рыбаков не крюк.

Главная проблема на Селигере – это хороший мотыль. Селигерский лещ может простить рыбо­лову многое: грубые снасти, даже примитивную прикормку в виде какой-нибудь каши или просто сухарей, но вот к насадкам он относится как на­стоящий гурман. Пришлось съездить на «Птичку» и купить отборного мотыля. Недешевый он нын­че, но куда деваться.

Это только на первый взгляд кажется, что от Москвы до Селигера далеко. Два-три свежих анекдота, несколько воспоминаний о трофейных рыбалках и – полпути пройдено. Не успели тол­ком обсудить, в каком месте и как будем ловить – а уже и на месте.

Приехали задолго до рассвета. Есть время перекусить, приготовить прикормку и, конечно, узнать, что и где клюет.

То, что нам рассказали, других бы сильно расстроило. По общему мнению, на всех плесах стояло настоящее глухозимье. Однако мы, зная местные особенности, только посмеялись. Для местных рыбаков понятие «глухозимье» отли­чается от общепризнанного. Для них это период, когда рыба не попадается в сети, так как почти не перемещается по водоему. Надо сказать, что мно­гие местные жители, если не все, промышляют се­тями. Здесь это ведется издавна, и винить людей я не берусь. И в деревнях, и в райцентре Осташкове зимой работы практически нет. Работа появляется только в туристический сезон, но есть-то хочется круглый год. И не только есть: нужен и бензин, и дрова, и за свет надо платить. В общем, клубок проблем точно такой же, как и в любой деревне на берегу большого водоема.

Так или иначе, но мы даже порадовались, услышав про глухозимье. Если рыба стоит на одном месте, но при этом активно кормится, то это никакое не глухозимье. Места, где может стоять лещ, нам хорошо известны, ну а сможем мы его соблазнить или нет, зависит от нас. Сло­вом, все разузнав и еще раз проверив снасти, мы вновь загрузились в нашу бывалую «Ниву» и выехали на лед.

Лед сейчас на всех плесах довольно надежный, в среднем 30–35 см, так что все норовят доехать до места ловли прямо на машинах. Надо заметить, что такая возможность бывает далеко не каждую зиму. Лед может быть толщиной и метр, но если на нем толстый слой мокрого снега, то и на уазике далеко не уедешь. Тут уже или снегоход нужен, или хотя бы «собака» – мотобуксировщик «Рэкс», или что-то по­добное. В этот же раз была полная благодать.

То, что за лещом надо отправляться на Воло­ховщинский плес, было для нас очевидно, но плес большой, и просто так рыбу там не найдешь. При­шлось звонить друзьям, живущим в деревне на бе­регу. Получили информацию: крупный лещ, за 2 кг, не попадался уже давно, подлещика до килограм­ма ловят у косы под Хачином. «У магазина» сейчас только мелочь, а «у песков», где хороший лещ брал весь январь, сейчас ничего нет, его там перекорми­ли. Перекормить леща можно только одним спосо­бом – сыпать в воду кашу без меры. Лещ ее ест, но не слишком охотно, остатки ее закисают на дне, и в результате рыба уходит с этого места.

Если бы в нашем распоряжении была хотя бы неделя, мы бы проверили еще несколько мест, где леща никто пока не ловил, и, возможно, нашли бы нетронутую стаю, но за два дня это не сделаешь. Едем к Хачину. Там от длинной косы идет свал, кото­рый заканчивается пологим поливом с глубиной от 11 до 13 метров. По количеству и характеру лунок было видно, что здесь ловили достаточно долго. Уже неделю стояла оттепель, и можно было ловить и на старых лунках, и насверлить новые. Сказать, что лучше, заранее невозможно. Все зависит от того, как давно ловили и чем кормили. Самый про­стой и логичный вариант – насверлить по склону свои лунки, закормить их и, пока рыба подходит, пройтись по чужим. Так мы и сделали.

Закорм довольно обильный – два «само­свала» в каждую лунку. Конечно, более правиль­но закормить небольшой дозой, и если начнутся поклевки, то еще докормить, но времени мало, а запас прикормки есть, и мы кормим сразу.

Самая популярная прикормка здесь – рыб­ный комбикорм с добавлением мотыля. Вполне подойдут и готовые смеси, но они много дороже, а разницы в клеве почти никакой.

     На каждого заготовили по 5–6 лунок и разо­шлись проверять старые. Других рыбаков рядом не было – видимо, все уже начали праздновать.

     Старые лунки не порадовали. Поклевки были, но попадалась только густера, а ловить ее с 13 метров не самое интересное занятие. Зато радовала погода: тихо, солнышко. Смотрю: Ви­талий замер на своем ящике, склонившись над лункой. Ну, думаю, уснул. Это было неудивитель­но, так как он всю ночь вел машину. Показалось, что даже слышу его посапывание... Вдруг он рез­ко вскочил и начал перебирать леску руками. Из лунки появился упитанный подлещик примерно на полкило.

– Как ты поклевку заметил? – поинтересо­вался я.

– Как не заметить, если удочку из рук выры­вают, – ответил он.

 

     Почти тут же и у меня сторожок плавно пошел вверх. Подсечка – и почти такой же подле­щик. Клев начался как-то неожиданно у всех троих. К сожалению, продол­жался он недолго, минут тридцать. Брал только подлещик, вездесущая густера словно исчезла. За короткое время мы втроем поймали 11 подле­щиков от 400 до 700 грамм, причем ловили мы на разной глубине: Виталий на 13 метрах, Сергей на 11, я посередине между ними.

     Конечно, после такого всплеска активности рыбы мы уже предвкушали, что клев вот-вот по­вторится, но ждать пришлось долго. Впрочем, на некоторых лунках поклевки шли постоянно, но это была мелкая густера. Часам к пяти мы поня­ли, что устали ее тягать с 12 метров, собрались и уехали. Уже вечером узнали, что уехали напрасно. Лещ снова начал брать в шесть и клевал до густых сумерек.

     На следующий день к вечеру нам нужно было уезжать в Москву, поэтому ловить могли только до обеда. В прошлом году невдалеке от деревни Задубье мне показали интересную точку. Там с глубины 14 метров шел пологий подъем на 12, но в одном месте на склоне было небольшое углубление, похожее на пологую яму длиной все­го 15 метров. Откуда она взялась, непонятно. Воз­можно, это воронка от бомбы, оставшаяся с во­йны. В этой яме глубина была всего на полметра больше, чем рядом, но лещ там любил держать­ся. Иногда там удавалось зацепить несколько очень достойных рыб, но можно было не увидеть ни одной поклевки. Мы решили рискнуть.

     Найти эту точку без GPS практически невоз­можно, до ближайшего берега метров двести, так что надежных ориентиров нет. Даже с нави­гатором пришлось просверлить десяток лунок, прежде чем точно попали на заветное место. За­кормили лунки основательно, всей оставшейся прикормкой с кормовым мотылем. Рассчитывая на крупную рыбу, насадили по хорошему пучку мотыля. Дальше оставалось только ждать. Почти всегда крупный лещ берет на стоячку, но мор­мышкой надо периодически играть. Одна-две проводки в спокойном темпе, после чего кла­дешь мормышку на дно, минут через пять снова несколько проводок.

     Первая поклевка была опять же у Виталия. «Четкий подъем, подсечка – и словно кирпич повис, – рассказывал он потом. – Начинаю вы­водить. Леска между пальцами. Но перед самой лункой допустил ошибку: решил, что сам справ­люсь. Не стал никого звать, и держа одной рукой леску, второй полез в рыболовный ящик за баго­риком. Короче, рывок в сторону – и леска диа­метром 0,16 мм лопнула, как нитка. Ладно хоть достойную рыбу подержал».

 

     Мы уже начали думать, что этот лещ был здесь единственный, но где-то за час до конца рыбалки начались редкие, но уве­ренные поклевки. В результате успели все-таки поймать несколько подле­щиков по полкило и двух лещей по килограмму.

Эх, нам бы еще денек…

 

Источник статьи: http://www.rybak-rybaka.ru/

Поделиться ссылкой с друзьями: